Земельная реформа волнует большинство жителей нашей рес­публики. Ни газетные публикации, ни разговоры на сельских сходах, ни методические решения и пред­ложения нескольких последова­тельно работавших республикан­ских земельных комиссий не про­двинули решения проблемы.

Аргументов как у сторонников приватизации земель через выде­ление общей долевой собственно­сти (к кому и себя причисляю), так и у апологетов арендного землепользовании предостаточно. Мо­жет, тогда попытаться найти об­щие точки, объединяющие тех и других?

Что является конечной цепью процесса сельскохозяйственного землепользования? Получение большой продукции лучшего каче­ства при условии сохранения и улучшения свойств почвы. Эта за­дача успешно выполняется в усло­виях сложившейся системы сельскохозяйственного землепользо­вания и землевладения в респуб­лике. Но не менее важная задача - осуществление допуска местного населения к управлению землей как природным ресурсом, средст­вом производива и объектом не­движимого имущества. Здесь уже есть проблемы

Земельное законодательство страны довольно либеральное и допускает граждан и организации к использованию в аренду сель­скохозяйственных угодий практи­чески без ограничения. По законо­дательству КБР земли сельскохо­зяйственного назначения не могут быть приватизировав, то ость эти земли находятся только в государ­ственной или муниципальной соб­ственности. Земельных долей у нас также нет Поэтому, согласно пункту 1 статьи 10 федерального закона «Об обороте земель сель­скохозяйственного назначения», «земельные участки из земель сельскохозяйственного назначе­ния. находящиеся в государствен­ной или муниципальной собствен­ности, предоставляются гражда­нам и юридическим лицам в собст­венность на торгах (конкурсах, аукционах)...» Все! Вопрос для по­давляющего числа сельских жите­лей закрыт. Понятно, какую конкуренцию житель села гложет соста­вить заезжему предпринимателю или местному чиновнику в отноше­нии конкурсов и аукционов.

Эффективность сельскохозяй­ственного производства будет всегда выше у высокообеспечен­ного предпринимателя. И закон на его стороне. Даже ограничение по площади арендуемых одним ли­цом земель, как предлагает один из работников аппарата минсельхоза КБР в республиканской газе­те невозможно. По закону. Значит, искать равных возможностей до­пуска к аренде для сельчанина и предпринимателя не следует. Их просто нет. Кроме того, не надо от каждого потенциального собст­венника земли (а житель села при разрешении вопроса с выделени­ем земельных долей им и являет­ся) ждать, что он будет сельхоз­производителем. Это совершенно не обязательно. Как показывает практика, обладатель земельной доли зачастую сам сдает ее в аренду сельхозпредприятию или тому же эффективному предпри­нимателю. И ничего плохого в этом нет, если большая часть жи­телей села, являясь собственни­ками земельных долей, будет во время сезонных сельскохозяйст­венных работ наниматься к тому же арендатору. В данный период эти люди - не только наемные рабочие, а в первую очередь собственники части земли на данном участке. Значит, они заинтересованы в получении конечной продукции и в сохранении и приумножении богатства земли. Описанная схема успешно апробирован практически во всех регионе страны, за исключением 5 север: кавказских республик.

Оппоненты часто повторяю что в КБР малоземелье, поэтому не стоит выделять земельные доли. Для сравнения: в Карачаево- Черкесской Республике, где а состоялась земельная реформа. На одного сельского жителя приходится на 30% меньше пашни, чем нас. В Республике Адыгея, где также проведена реформа, xoть обеспеченность сельчанина пашней и несколько выше, чем у нас количество пастбищ на жителя 2 раза меньше (расчеты проведедены по данным Государственного (Национального) доклада «О состоянии и использовании земель Российской Федерации)».

 

Тимур Шалов, заведующий кафедрой землеустройства и кадастров КБГАУ, доктор сельскохозяйственных наук, профессор.

Газета Юга, 23.01.2014 №43 (1076)


 

 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1557
Кол-во просмотров материалов
8162058