Нальчик, 30 сентября, Caucasus Times. В Кабардино-Балкарии всеми землями сельхоз назначения владеют всего несколько человек. Несколько лет назад они приобрели эти земли в ходе формальных аукционов. На эти аукционы не были допущены сельские жители, фермеры. Но принимали участие близкие к главам районов люди. В большинстве случаев эти дельцы годами не платят ни рубля в казну. Ни налогов бюджет республики, ни рубля арендной платы в бюджет муниципалитетов.   Ущерб от их деятельности исчисляется сотнями миллионов рублей. Они сдают эти пахотные угодья в сотни гектаров земли в субаренду мелким фермерам, либо эксплуатируют их не по назначению, возводя сады на пахотных землях, ранее принадлежащих колхозам. Из-за высокого уровня безработицы и обнищания жителей села вопрос о земле приобрел в республике политический характер.

Гость издания Caucasus Times Губачиков Жантемир Мухамедович, председатель Союза промышленников и предпринимателей Нальчика, глава Ассоциации фермерских хозяйств Кабардино-Балкарии. Он рассказывает о том, как устроена система распределения земель в малоземельной Кабардино-Балкарии и почему земельный вопрос приобрел политический характер в республике.

Caucasus TimesВы как никто другой в Кабардино-Балкарии погружены в земельный вопрос. Расскажите о сути земельной проблемы в республике.  Почему общественные деятели, журналисты, фермеры, все как один говорят, что земельный вопрос стал самой главной проблемой республики?

Жантемир Губачиков: Будучи председателем Ассоциации фермерских хозяйств Кабардино-Балкарии я четыре раза принимал участие в работе съезда фермеров России. И на каждом съезде выступал с речами и конкретным предложением, почему земельная проблема в КБР решается не совсем правильно. И земельная проблема в республике приобрела очень важное, даже политическое значение. Есть Земельный кодекс Российской Федерации, Земельный кодекс КБР. Но почему земельный вопрос приобретает политическое значение? Потому что жители сельской местности, которые живут на селе и которым фактически принадлежат эти земельные угодья, никаких преференций на пользование землей не имеют. Людям не на что надеяться. В Гражданском кодексе прописано, что земли сельхозназначения можно предоставлять только посредством конкурсных торгов. Но вопрос о конкурсных торгах в Кабардино-Балкарии вообще исключили. И остались только аукционные торги.

Caucasus TimesПочему республиканские власти выбрали именно такой способ распределения земли?

Жантемир Губачиков: В законодательстве, в частности в Гражданском кодексе, прописано: если это конкурсные торги, то в этом случае могут быть сделаны преференции для жителей той местности, в которой находится земля сельхозназначения. Т.е  происходит ограничение круга людей, которые могут принимать участие в конкурсных торгах. У нас в КБР приняли только аукционные торги! Это абсолютно неверно и неправильно! Почему мы говорим про политику, потому что сельское население КБР составляет 40%оно обижено и взвинчено психологически и политически. Люди поняли, что государство не дает им возможности воспользоваться теми землями, которыми управляет местный орган муниципального образования.

Поэтому, смотрите, я хочу привести пример. Ежегодно я поднимаю вопрос об оказании поддержки молодежному предпринимательству в сельской местности. Речь идет о том, что каждый год молодое поколение пополняется теми, кто заканчивает среднюю школу.

Ну пусть половина поступают в ВУЗы, колледжи, устраивается на какую-то работу, а у кого-то родители, они уже пенсионеры, например. Какого-то начального капитала у этого молодого человека нет. Но он хочет остаться в селе, работать, заниматься аграрным бизнесом. Но у него нет возможности.  Земельного участка он не имеет, стартового капитала нет, работать негде. И что ему делать?

Caucasus Times Уезжают в Москву?

Жантемир Губачиков: Вот именно! Мы наблюдаем массовые миграции молодежи Кабардино-Балкарии в поисках работы. Это приобрело исключительно большой и масштабный характер. И понимаете, большой части молодежи мы ничего не можем предложить.  Я не буду называть село, в котором я недавно был. В нем проживает около четырех тысяч человек. Из четырех тысяч человек экономически активной частью населения считается 250 человек! И из них, работающих в сельской местности 40 человек. Вот такая ситуация.

Caucasus Times: Что можно сделать для решения проблемы села, в Кабардино-Балкарии?

Жантемир Губачиков: Я немножко отступлюсь и скажу, что наиболее часто употребляемым методом получения земельных участков стало то, что люди, как правило, состоятельные, приходят на аукцион, взвинчивают цены, побеждают, подписывают договор аренды, подписывают акт приема-передачи и арендной платы не платят.

Я вам приведу два примера: первый — это сельское поселение – Нижний Куркужин в Баксанском районе. В 2017 году прошел аукцион на 377 га по пяти лотам. В аукционе принимал участие человек по фамилии Жигунов. Он взвинтил арендную плату до колоссального размера. То есть, он предложил 30 миллионов рублей платить за эти 377 га. Он победил по всем пяти лотам. Заключил договор аренды, подписал акт приема-передачи. Но ни одного рубля в течение трех лет он не заплатил.

И налога за доходы с физического лица он не заплатил. Он занимался незаконной предпринимательской деятельностью. Так вот, что получилось, значит, приезжали жаловаться люди оттуда. Мы обратились с заявлением в прокуратуру района. Обратились в администрацию Баксанского района, куда входит это село – Нижний Куркужин. Между прочим, прокуратура оказалась на уровне. Она довольно быстро провела проверку и подтвердила, что за три года Жигунов ни одного рубля не заплатил. И за эти три года он задолжал 90 миллионов арендной платы. А если добавить налог на доходы от физического лица, еще добавляется около 50 миллионов. Итого 150 миллионов рублей нанесен ущерб бюджетной системе.

Кроме этих 377 га, он в том же 2017 году рейдерским путем захватил еще 150 га. Два участка – 90 и 60 га. И все вместе это – 527 гектаров. Но дело вот в чем – абсолютно и очевидно, что эти захваты и удержания земли имеют криминальную, коррупционную основу. Предположим, вы арендатор, получили земельный участок, заключили договор. Ваш договор проверяет представитель арендодателя. То есть местная администрация.  Арендодатель, который должен отслеживать – платите вы деньги, или не платите.

Оказывается, никакого контроля за этим делом не было. То есть, с нашей точки зрения интересы этого предпринимателя и интересы некоторых чиновников местной администрации совпадают. То есть, они получили большой доход – 500 или 600 миллионов за четыре года аренды земли. Власти должны были расторгнуть договор аренды, предъявить гражданский иск на предмет взыскания арендной платы. Но, понимаете, произошла смена главы администрации района. И главой администрации там теперь другой человек. И до сих пор, вот уже 2021 год заканчивается, не удалось руководству местной администрации даже расторгнуть договор с Жигуновым.

Об этом мы написали в прокуратуру республики и получили ответ за подписью первого заместителя прокурора республики, где он пишет, что вопрос решается, гражданский иск предъявляется.

Но все это пока формально. По существу, все эти земли остаются в распоряжении Жигунова. Хотя, по Гражданскому, Земельному кодексам арендодатель имеет полное право, если арендатор дважды пропустил срок арендной платы, подать в суд на предмет расторжения договора.

Еще один пример. Жители села Совхозного Зольского района обратились к нам с жалобой на имя общественных организаций, к Хатажукову в правозащитный центр, в Координационный центр Адыгско-Черкесских организаций. Что над ними издевается местный глава администрации, он нас обманывает, требует денег. Встретились с народом, подтвердили. Главу администрации убрали, но! После этого вскрылось, что земли сельхозназначения этого села являются федеральной собственностью.

И получилось так, что 2170 га федеральных земель, в течение 15 лет на кадастровый учет не ставили. Никакого аукциона, естественно, не было! На законных основаниях никому не передали эти земли. Естественно, аукциона не было. Но весь этот участок находился в распоряжении неизвестного круга людей, которые получали огромные доходы. И я думаю, что за счет этих доходов питались в том числе и чиновники.

И вдруг мы недавно узнаем, что Кабардино-Балкарское отделение Росимущества объявило аукцион по этой земле. Мы написали жалобу в Москву. И причем эти 2170 га хотели выставить одним лотом. Это явный сговор, и он носит заказной характер.

Мы потребовали отменить этот аукцион, разобраться, почему так – почему земля выставлена на торги одним лотом. В чьих интересах работал этот огромный земельный массив. Попробовать выяснить все это дело. Подали гражданский иск.

И такие вещи есть в каждом районе. Мы говорим – давайте проведем инвентаризацию земельного фонда республики. Узнаем, сколько земли у каждого муниципального образования. Кто арендатор, местный, не местный, платит арендную плату или нет. Есть ли незаконные сделки с землями.

Бывший глава республики Юрий Александрович Коков дважды поднимал вопрос в своих посланиях парламенту республики о том, что надо провести инвентаризацию земельного фонда. И выработать предложения в интересах сельского населения. Но никто этот вопрос не выполнил.

Когда Каноков был главой республики, я разработал проект Земельной реформы в КБР. Представил его на имя главы республики, потом это дело поручили правительственной земельной комиссии. Проект одобрили с учетом замечаний и предложений, которые были сделаны. Я его доработал. Но на этом все заглохло.

И сегодня действительно, земельные отношения стали главнейшей проблемой республики. Я думаю, что, когда парламент КБР принимал закон об отсрочке на 49 лет – это было ошибочным решением.

Людям сегодня даже один гектар земли получить невозможно. Везде ответ один – земельных участков нет. Свободных участков нет, и так далее, и так далее.

Был такой случай. Великолепный фермер, молодой, ему 27 лет было. У него четверо малолетних детей – будущее нашей республики. Он жил с родителями и занимался животноводством. Настоящий фермер. Я его представлял в судебных органах несколько лет тому назад. Когда ему незаконно отказали в предоставлении государственного гранта. Мы защищали его и в конце концов дошли до кассационной инстанции. Все структуры прошли и все-таки выдали ему государственный грант! Вы представляете, как идет судебный процесс?

Caucasus Times: С трудом.

Жантемир Губачиков: Это не суд, а ужас! Вы можете быть 100% правы, но еще попробуйте это доказать! Но все-таки мы вернули Джаппуеву грант. Но прошло 3,5 года!

В конце концов, ему предложили убрать ферму оттуда, потому что она находилась фактически на краю города. И предложили ему подыскать другой участок.

Находясь на съезде фермеров России, Джаппуев подошел к министру сельского хозяйства КБР. Рассказал о своей ситуации. Сергей Анатольевич Говоров, тогда он был министром, говорит, какой разговор, я помогу!

После съезда Джаппуев мне рассказал это дело. Я еду к министру. Тогда я был членом конкурсной комиссии и общественного совета при министре сельского хозяйства республики.

— Говорю, Сергей Анатольевич, вы обещали помочь Джаппуеву. Тот говорит, да, я обещал. Тогда позвоните главе администрации Нальчика. Говоров при мне позвонил. И глава администрации тоже обещал. Я беру с собой Джаппуева, готовлю свое ходатайство как руководитель общественной организации. Чтобы помогли эффективно работающему фермеру, имеющему четверых детей.

Я позвонил напрямую главе администрации Нальчика и говорю ему, что во многом авторитет и репутация власти зависят от того, насколько вы решительно можете защищать интересы законопослушных предпринимателей. Он говорит, решим! Подписал двум заместителям. Пришло время, меня приглашают, я беру Джаппуева, нас пригласили к главе администрации сельского поселения Кенже. Начали обсуждать, где найти один гектар земли под ферму.

А там оказывается, земли сельхозназначения находятся в федеральной собственности.  В свое время там был совхоз федерального назначения.

Так вот, начали обсуждать, а я узнал до этого, что брат главы администрации этого села Кенже получил в аренду большой участок земли, по-моему, 10 гектаров — два участка, в общей сложности 10 гектаров. Но он их не обрабатывает и не занимается сельским хозяйством на них.

Я при всем народе говорю, я не против вашего брата. Он получил землю 10 гектаров, но он землю не обрабатывает, оттуда возьмите один гектар, отдайте Джаппуеву. Хотите — проведите аукцион, хотите — конкурс, хотите — на правах субаренды организуйте.

Там два заместителя главы администрации села, сидят и еще несколько человек. Все отказались, говорят, мы не можем этот вопрос решить. Я спрашиваю, почему не можете решить? Ведь нужен один гектар земли? А на балансе 480 га земли. Нет, это, говорят, земля в федеральной собственности. А этой землей командует один из известных, богатых людей. Без него никто не решит этот вопрос.

Я говорю, так вы пригласите его. Мы не можем пригласить? Почему? Потому что он не придет. Я спрашиваю, кто с ним может разговаривать? Указывают пальцем на меня – только вы. Я поехал туда, к нему. Он говорит, какой разговор! Один гектар? Дадим!

Дважды я ездил, и дважды он меня обманул.

В итоге все закончилось тем, что Джаппуев уехал в Московскую область, у него там родственники занимаются аграрным бизнесом. И он при поддержке родственников в каком-то из сельских поселений области выкупил 4 га земли по сходной цене. Он уже стал фермером, зарегистрировался. И он мне сказал, как только зарегистрировался, его пригласили в райисполком, в районную администрацию. И говорят, вы зарегистрировались, пишите заявление на получение гранта. Здесь своему не дали, а там приезжему дали грант!

Земли, конечно, у нас мало. Всего 300 тысяч гектаров — 0,72 га на одного жителя села. Это мало. Поэтому вопрос распределения земли важен.  Федеральная власть предложила земельную реформу провести, наши отказались.

Я повторяю, что это было ошибочным решением. И этот вопрос приобретает огромное значение. Земельная проблема для Кабардино-Балкарии очень опасная тема. Почему? Потому что затрагивает межнациональные отношения подавляющего большинства жителей сельской местности нашей республики. Затрагивает интересы молодежи!

Caucasus Times: Может быть, вновь стоит поставить вопрос земельной реформы перед парламентом и правительством республики? Пересмотреть, то, что было принято ранее?

Жантемир Губачиков: Я хочу предложить вариант, который будет соответствовать интересам сельских жителей. Чтобы там были преференции и конкурсы, это первый вопрос. Второй вопрос то, о чем вы говорите. У меня возникла идея обратиться в Конституционный суд Кабардино-Балкарской Республики по вопросу об отмене решения. О неконституционности этого закона (Закон КБР №23-РЗ об обороте земель сельскохозяйственного назначения в Кабардино-Балкарской Республике, по которому приватизация земли перенесена на 49 лет).

Caucasus Times: Есть у вас шансы победить?

Жантемир Губачиков: Шансы? Почти нету. Но это не значит, что надо отчаиваться.

 

Сергей Жарков,  специально для Caucasus Times

источник: Caucasus Times


 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1541
Кол-во просмотров материалов
7829443